roman_n (roman_n) wrote,
roman_n
roman_n

Categories:

Марк Уайтхаус (Mark Whitehouse)

С точки зрения Запада Россия многое делает неправильно. Она вмешивается в выборы. Она отравляет людей на чужой территории. Она держит в ежовых рукавицах свободу слова и демократические ценности.

Но, по словам одного западного экономиста, возможно, ее метод управления экономикой — один из самых ответственных в мире.

Мартин Гилман (Martin Gilman) проработал 24 года в Международном валютном фонде. Большую часть времени он провел на посту главы представительства МВФ в России — в то время, когда страна переживала серьезный кризис в конце 1990-х годов, а также после этого. Это были девальвация и дефолт, которые отразились на ситуации во всем мире. С 2005 года он профессор экономики в московской Высшей школе экономики и политический наблюдатель с большими связями.

Я поговорил с Гилманом об экономических проблемах, с которыми Россия сталкивается сегодня, и о способности ее лидеров с ними справляться. Вот отредактированная версия нашего разговора.

Марк Уайтхаус (Mark Whitehouse): Вы с первых рядов наблюдали за дефолтом и девальвацией в России в 1998 году. Отчасти это произошло потому, что у страны были большие долги, слабая бюджетная дисциплина и стремление политического руководства искусственно поддерживать курс рубля по отношению к доллару. Чем сегодняшнее экономическое управление России отличается от того, что было тогда?

Мартин Гилман: Оно намного лучше, во многом благодаря тому, что многие из тех людей, которые сейчас за него отвечают, испытали на себе этот кризис. Например, глава Центробанка Эльвира Набиуллина была заместителем министра экономического развития. Алексей Кудрин, близкий советник Путина и председатель Счетной палаты Российской Федерации (российской версии американского Government Accountability Office), был заместителем министра финансов. Герман Греф, исполнительный директор подконтрольного государству Сбербанка, был заместителем министра государственного имущества. Все эти люди стремятся приложить максимальные усилия к тому, чтобы при них такого больше не повторилось. До тех пор, пока эта команда экономистов на посту, нового долгового кризиса в России не будет.

Они действительно вынесли урок из того кризиса. Посмотрите на нефтяной шок в 2014 и 2015 годах. Когда цена на нефть упала более чем на 50%, Центробанк защитил свои иностранные резервы, позволив курсу рубля упасть по отношению к доллару — с политической точки зрения это очень смелый шаг. И у них уже был стабилизационный фонд, изолирующий экономику от нефтяного рынка, который был создан для накопления избыточных доходов в периоды, когда цены высоки, чтобы использовать их как поддержку, когда цены низкие.

В 2004 году, когда Кудрин впервые предложил создать стабилизационный фонд по норвежской модели, ВМФ посоветовал не делать этого. Мы считали, что в том, что касается управления, прозрачности и коррупции, Россия ближе к Нигерии, чем к Норвегии, так что, по нашему мнению, сначала стоило сформировать структуру, а уж потом пытаться быть Норвегией. Но видит бог, Кудрин доказал, что мы были неправы.

Сейчас, когда Набиуллина приезжает на заседания управляющих центробанками, она там всегда придерживается самой консервативной линии. Почти у всех центральных банков негативные процентные ставки, или очень низкие процентные ставки, или какое-то дополнительное монетарное стимулирование, а у Центрального банка России самые высокие реальные процентные ставки во всей Большой двадцатке. Они ведут то, что МВФ назвал бы классической традиционной политикой.
Вот одна из сфер, где Россия превосходит США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 129 comments