roman_n (roman_n) wrote,
roman_n
roman_n

Category:
Осенью-зимой 1941-42 годов, на пике голода и страданий горожан, ленинградскими подчиненными Берии было сооружено дело «Союза старой русской интеллигенции», по которому были арестованы 32 ученых-петербуржцев. Логика руководившего операцией лейтенанта госбезопасности Кружкова была простой: раз остались в городе, не сбежали, работают — значит, ждут с надеждой прихода немцев. Провокатор Альтшуллер заводил с учеными разговоры о том, что немцы, по всей видимости, победят и, добившись выражения полусогласия — мол, да, враг опасный, город может не устоять, — сдавал подопечных Кружкову. Тот пытал их отсутствием еды, опечатывал помещения, в которых замерзающая семья подследственного хранила дрова, избивал, шантажировал, соблазнял голодных людей едой.

В итоге дело имело последствия, выразившиеся в конкретных человеческих жизнях. Умерли во время следствия: гидродинамик и геофизик, профессор ЛГУ Н. В. Розе; доцент математико-механического факультета Б. Д. Вержбицкий; П. А. Молчанов — профессор, изобретатель радиозонда. Расстреляны: доцент Н. А. Артемьев, математик, профессор ЛГИ А. М. Журавский, член-корреспондент АН СССР физик В. С. Игнатовский, профессора В. А. Тимофеев, Г. Т. Третьяк, Б. И. Извеков. Специальности большинства ученых делали их необходимыми для оборонной промышленности, возможно, даже для того самого атомного проекта, которым позднее займется Берия. Впрочем, из Игнатовского пытались выбить и показания на гуманитария — академика Тарле, знаменитого ученого-патриота, чьи книги во время и после войны так много сделали для восстановления уважения к героическому прошлому русского народа.

За свои «подвиги» следователь Кружков получил в числе прочего «Медаль за оборону Ленинграда».

Правда, в 1955 году, на волне как раз разборки с бериевскими кадрами, за него тоже взялись — и он оказался под судом.

«Подсудимый Кружков в судебном заседании вину свою частично признал, т. е. применение незаконных методов следствия в отношении отдельных лиц, как-то: применение стоек, производство ночных допросов, ругани с целью сломления воли допрашиваемых, в отдельных случаях нанесение побоев. Признал и тот факт, что он в ряде случаев не записывал в протоколы допросов отрицательных показаний и получение показания от осужденного к ВМН Страховича, заявив при этом, что он применял незаконные методы следствия и получал признательные показания, верил тогда им и считал, что ведет борьбу с врагами народа». «Защитнику Ленинграда» дали 20 лет, и он умер в лагерях.
...
На пост первого секретаря вместо «русификатора» Патоличева был предложен «белорусизатор» Зимянин, который предложил внедрять в оборот местной компартии белоруску мову, требовал проводить совещания и партсобрания исключительно на белорусском. В самой русской из союзных республик началась волна выдавливания русских кадров, о чем говорили открыто: «Русские товарищи во многом помогли белорусам. Земной поклон им за это. А сейчас, кому из них будет очень трудно, мы им поможем переехать в другое место».

Против бериевско-зимянинской линии осмелился выступить только лидер белорусского комсомола Петр Машеров, который позднее возглавит республику и станет ее любимым руководителем. А Патоличев, которому арест Берии помог сохранить пост, потом делился впечатлениями о безумии этих двух недель: «Худшего вида проявления национализма трудно было найти. Осуществление этой бредовой идеи обернулось бы страшной трагедией для миллионов граждан, проживающих в Белоруссии». По сути, считал он, Берия готовил массовое изгнание русских из союзных республик — Прибалтики, Белоруссии, Украины, Закавказья, Средней Азии — под лозунгом «мы теперь сами».
Берия повторил судьбу Бирона



Небылоничегоничегонебыло. Простомалорасстреливалималомалорасстреливали.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments