October 25th, 2014

"КиберБеркут" взломал рекламные экраны в центре Киева. Такой агитации власть явно не ожидала!





Руководитель управления Киевской ГГА по вопросам рекламы Артем Биденко оправдывается - "Все уличные экраны в Киеве сегодня вечером были взломаны неизвестными хакерами - каждый экран отдельно, с заменой паролей и блокировкой доступа. В ротацию поставили страшные, отвратительные кадры, подписи - на русском языке. Все наши специалисты выехали в город, физически отключая экраны от электросети"
мудаки у Ленина

(no subject)



"Вот с таким багажом Украина намерена идти в Европу. А наши западные партнеры молчат как будто потеряли обоняние" (с) Чуркин.

Перевод: Вы обосрались, а вы нюхаете и молчите.
мудаки у Ленина

(no subject)

Сегодня водили Матюху в школу - записывать на подготовишку. Вокруг Матвея незамедлительно собралась толпа из девчонок, которые стали его трепать по щечкам, тискать и тетешкать.

Я сижу слушаю учительницу, девчонки вокруг Матюхи щебечут. И вдруг среди этого девичего зебета громко и отчетливо прорезается голос Матвея, который с нотками обиды в голосе скандирует:

- А папа говорит, что размер не имеет значения!

Если б вы знали... как мне хотелось в этот момент растаять, сгинуть, испариться....

Украина уже даже не Сомали.

Это уже какое-то, сцуко, племя Мумба-Юмба!



Министерство образования и науки Украины разработает изменения в порядке присуждения ученых званий. Сии европейские новшества дадут правовые основания лишать званий профессоров и доцентов, оставшихся на территории Донбасса и ведущих преподовательскую деятельность в учебных заведениях. Пруф.

Предлагаю укрочиновникам не останавливатся на достигнутом, Эуропа их не поймет. Еще надо ввести запрет на профессию для всех, кто продолжает работать - врачей, учителей, пожарных, водителей городского транспорта итд. И еще обязательно ввести в анкеты пункт - "Проживали ли вы или ваши родственники на оккупированной территории".

А так "Україна єдина!" как никогда раньше, буквально вчера убедились...
мудаки у Ленина

(no subject)

Будучи живым свидетельством «валдайской» речи Путина, я ее, естественно, внимательно выслушал. Речь, как и последующие ответы на вопросы, мне показалась вполне интересной, достаточно аргументированной, умеренно (с учетом аргументации) жесткой, однако комментировать ее я не буду, чтобы не повторять других многочисленных комментаторов, которые уже высказались на эту тему. Но вот в процессе этой речи я явно почувствовал, что в ней не хватает одного крайне важного аспекта, причем по мере ее развития становилось ясно, что этот аспект упущен, скорее всего, намеренно.

Выходя с заседания «Валдайского» клуба я поговорил на эту тему с Борисом Межуевым, который, совершенно независимо от меня, отметил это же обстоятельство. И по этой причине я решил более подробно описать это место, тем более, что оно представляется мне, отмечу это еще раз, крайне важным. Грубо говоря, сложилось четкое впечатление, что Путин говорил с иностранными (ну, точнее, западными) участниками Клуба на их языке, при этом оставил в свой системе аргументов очень большую лакуну. Скорее всего, намеренно, уж больно аккуратно он это вопрос обходил.

Если немного перефразировать слова русского классика, то речь Путина может быть выражена примерно так: «Тварь Россия дрожащая или право имеет?» Вопрос этот практически сразу вызывает тот самый вопрос,который мы с Борисом Межуевым задали себе, возможно, что его задал себе и кто-то другой: а на каком основании Россия сегодня имеет это право?

Путин в своем выступлении все время объяснял, как США нарушают свои собственные правила - и тут никаких вопросов нет. США об этом говорит прямо и открыто: поскольку мы (то есть США) несем миру «свободу» и «демократию», которые есть вещи, без которых (в отличие от еды, одежды, работы) люди жить не могут, мы имеем право ... Ну и далее, по списку. Это может нравиться или не нравиться, но спорить с этим достаточно бессмысленно, поскольку сами США в этот спор вообще не вступают, а соответствующие доводы игнорируют. А просто открыто говорят, что поскольку они самые сильные и в военном, и в экономическом смысле, то они и будут определять, что такое «свобода» и «демократия» и как именно их нести. И не нужно искать в их действиях логики или противоречий - поскольку страны, в которых «свободы» и «демократии» недостаточно, на это просто прав не имеют.

В свете такого подхода США рассуждения о том, что всем было бы лучше если бы какие-то правила соблюдались, достаточно бессмысленно. При этом сами США (в лице того же Обамы) уже неоднократно говорили о том, что у них нет ресурсов соблюдать все те правила, которые сами же США объявили, так что не нарушать у них не получится. И сами же США все время предлагают всем поучаствовать в выполнении этих правил, но, что очень важно, не вникая в их смысл и интерпретацию, которую США оставляют за собой. И в этом смысле претензии России выглядят достаточно слабо, поскольку если мы предъявляем США претензии в части того, что они нарушают свои правила, которые мы не против соблюдать в их исконном виде, то, получается, что мы учим США «свободе» и «демократии»? А на каком основании? Они нам все время на это и указывают - что мы не имеем право это делать, поскольку у нас «тоталитаризм», «коррупция», «нарушения прав человека», что там еще? А, «гомофобия». Ну, и так далее. В общем, бессмысленно спорить с США на их поляне - они и так сильнее нас, а уж на своей территории так точно.

Если посмотреть на историю России, то четко видно, что у нас всегда были свои правила. На первом этапе - православные, на втором - коммунистические. Построенные на одной и той же, традиционной системе ценностей. Точнее, наша интерпретация коммунизма стала традиционной в 30-е годы, что стоило стране больших проблем, но это не тема сегодняшней статьи. Так вот, мы несли миру некие ценности, которые этим миром воспринимались достаточно благоприятно, что и позволяло нам много на что претендовать. Это и была, собственно, та «мягкая сила», которая позволяло России, а затем СССР быть великой державой.

А вот сегодня у нас такой силы нет. Официальная идеология у нас либеральная, строим мы либеральный капитализм (спросите правительство!), центром либеральной силы и идеологии являются США - как же мы можем их критиковать? Это какое-то противоречие получается! И это противоречие Путин в своей речи не разрешил, он его даже не упомянул, что и бросилось в глаза Борису Межуеву, мне, и, возможно, некоторым другим участникам мероприятия.

Причем появилось это противоречие буквально месяц назад. До того элита России имела надежды считать, что встроиться в мировую элиту ей дадут (точнее, что плата за вход окажется не слишком высокой). Сегодня, по мере развития кризиса, стало понятно, что эта самая мировая элита даже сохраниться в своем нынешнем виде не сможет, что речь идет о ее существенном сокращении, а значит, вопрос стоит не о ее увеличении путем присоединения элиты России, а о том, как за счет элиты России (и многих других стран, кстати) сохранить свой собственный статус - и вот этот аспект действий США Путин отразил очень точно. Но в рамках собственной стратегии нынешней России этот казус и породил упомянутое выше противоречие.

Поскольку я не считаю Путина человеком глупым (и даже имею для этого личные основания), то должен отметить, что он тоже не может не видеть этого противоречия в своей речи. Но он его никак не отметил, что наводит на размышления, что он уделит ему отдельное место. Может быть - в своем послании, которое будет озвучено в конце этого года. Может быть это и осмысленно - говорить представителям либерального мира о том, что Россия больше не собирается жить по либеральным правилам и собирается предлагать собственную «мягкую силу» не совсем целесообразно: они все равно не захотят это понимать. Объяснять это нужно людям, которые уже поняли, что либеральные правила счастья и справедливости им больше не дадут. И если Россия предъявит миру новую справедливость - то многие из тех, кто уже понял, что США будут пытаться сохранить свой статус и положение за их счет, станут нашими союзниками. Что, собственно, и позволит России предъявить миру (и США в частности), свое право. О котором мы пока можем только мечтать.

Но вот если новые правила, которые Россия должна нести миру, предъявлены не будут - то нас задавят. Либо США, в рамках своих либеральных подходов, либо Китай, который сумел в рамках либеральных правил найти себе нишу, пользуясь своим преимуществом в рабочей силе и умении ее контролировать. И весь смысл "Валдайской" речи будет потерян - поскольку США и либеральный запад в целом просто не прирзнают наше право так с ним разговаривать. Так что будем ждать, что сделает Путин.
http://worldcrisis.ru/crisis/1683350
м.хазин, "о чем не сказал путин в своей "валдайской" речи"    ценности, россия, либерализм, путин    / михаил хазин: сайт "Мировой кризис"


Хазин прав.
мудаки у Ленина

Товариш Мориц на линии

События в Новороссии и на Украине мою жизнь не изменили. Еще весной 1999 года во время бомбежек Белграда я написала поэму «Звезда сербости», где было сказано: «Война уже идет // Не с сербами, а с нами». Поэт — это Свидетель, который не меняет свои показания в зависимости от пожеланий Америки, Европы, НАТО, олигархов, либералов, демократов и прочих «влиятельных сил». И я, как Свидетель, написала о том, что бомбежки Белграда уничтожили Международное Право методами фашизма. Этот фашизм под видом «гуманитарных» военных операций, вторжений, переворотов, цветных революций стал кровавым диктатором «мирового порядка», где один гегемон рвется возглавить планету Земля и диктовать свои «ценности, интересы, санкции».

Всё, что происходит в Украине, — документальное свидетельство «мирового порядка», который гримирует фашизм под героев национально-освободительной войны, сжигая людей живьем, убивая мирное население, продвигая войска НАТО вплотную к границе России, при этом истерически вопя, что Россия придвинулась вплотную к войскам НАТО. Русофобия стала главной идеологией этого фашизма. «Воняет ненавистью к России», — так называется мое эссе, которое, несмотря на все запреты, было переведено на греческий язык и напечатано в Греции. Я всегда была и буду честным Свидетелем, поэтому для меня ничто не изменилось, я честно пишу: «Русофобия — это фашизм».
http://izvestia.ru/news/578403
У меня — другая Украина - Известия