August 20th, 2015

мудаки у Ленина

Лев ушел



Хоть и нес под старость всякое (кстати вместе с Гусманом) - СанСаныч после него остался - что надо.
мудаки у Ленина

(no subject)



Фейсбук показывает какую-то Веронику барда. Это которая песни поет. Какие могут быть песни? Тоже мне, страна итальянских вокализов! Пенсии, а не песни! Родное все, родимое.
Но есть перспектива.
Фестиваль Грушинский продлить года на три. Три года в лесу. Без нас. Без меда. Без туалетной бумаги. Без мыла. Без одеколона.
Гитара, платка, костер, бородатые барды и лес.
Как приговор-то звучит!
Не приговор, а музыка: Три года Грушинского фестиваля общего режима.
Бегущий по лезвию

Прилепин и нерусь

«Я убивал, а вы играли в дум
до членов немощных изнеможенья.
И выдавало каждое движенье,
как заштампован ваш свободный ум».

Это вполне себе русская национальная традиция — общение поэта в таком тоне с публикой, раз за разом присваивающей себе право быть мерой вещей.

И в этом смысле, и во многих других, Рыжий — славный ученик Пушкина, Тютчева, Полонского, Блока, Есенина, Слуцкого, Бродского, Кублановского.

«Весьма поэт, изрядный критик, картёжник, дуэлянт, политик, тебе я отвечаю вновь: пожары вычурной Варшавы, низкопоклонной шляхты кровь — сперва СИМВОЛЫ НАШЕЙ СЛАВЫ, потом — убитая любовь, униженные генералы и осквернённые подвалы: где пили шляхтичи вино, там ссали русские капралы! Хотелось бы помягче, но, увы, не о любви кино. О славе!».

СИМВОЛЫ НАШЕЙ СЛАВЫ — заглавными Рыжий сам набирал, для самых слепых. «Хотелось бы помягче, но…»

А вы подобных стихов не напишете, и поэтому вы есть — никто, и останетесь никем. Остроумцы, шулера, шутники.

Будете потом спрашивать себя: как же так, я же был ловчей, мастеровитей, даже вроде бы умней, наконец, отчего так всё вышло.

Оттого, что ты нерусь, вот от чего.
Рыжий, конопатый, нерукопожатный