?

Log in

No account? Create an account
N
May 9th, 2016 
12:23 am(no subject)
мудаки у Ленина
Олег говорит, что сепаратизм — это преступление.

Он совершенно прав.

Сепаратизм - это преступление. Как угон машины, например. Или как нанесение телесных повреждений.

Только бывают ситуации, в которых человек, или коллектив, или даже целые сообщества людей вынуждены для защиты более важных интересов и принципов прибегать и к угону,
и применению насилия. Например, для самозащиты. Или чтобы покинуть место стихийного бедствия. В таких случаях суд признает их право на действия «в условиях крайней необходимости» и не привлекает к ответственности.

Так вот, крымчане тоже вынуждены были прибегнуть к сепаратизму в условиях крайней необходимости - в условиях антиконституционного нацистского переворота, который угрожал их человеческим и гражданским правам.

А вот как так получилось, что Украина стала местом стихийного нацистского бедствия, что из нее пришлось спасаться?

Это очень несложно описать.

Кто бы мог быть виноват в том, что русские крымчане почувствовали себя на Украине в опасности? Нет ли тут вины творческой интеллигенции в вышиванках, требующих запрета всего русского? Например, того же Олега Скрипки?

Так что прощения, конечно, просить надо. Но делать это должны не крымчане, а великовозрастный дебил в вышиванке и с доступом к СМИ, который всячески способствовал превращению своего народа в опасное, полуразумное существо, натасканное на русскую кровь и человечину.

И ответственность за это обязательно придется нести.

И ползанием на животе тут вряд ли удастся отделаться.

Источник: http://rusnext.ru/recent_opinions/1462623382
Участились либерастические высеры про  нашу Победу  в 1945 году.

С этого дня я  буду переводить на французский о каждом таком журналистике, публично сказавшем гадость о победе над нацистской Германией во второй мировой войне и распространять  по французским соцсетям. Французы сумеют правильно отнестить к таким уродам. Здесь защищать  и оправдывать нацизм уголовное преступление. Может внесут в черный список - пусть будет этим уродам ссыкотно гадить. Визу могут не дать.

(На всякий случай: являюсь постоянным членом нескольких профессиональных журналистских объединений)

Конечно, это покажется муторным отслеживать, переводить. Я сделаю это ради моих дедов, погибших на фронтах ВОВ.

Друзья блогеры из других стран, присоединяйтесь! просто кратко переводить, добавив инфу о сказавшем гадость про  Победу  в 1945 году  и давать ссылку на оригинал

Апдейт: К акции присоединяется  блогерша из Нидерландов:

Таня, хотела бы откликнуться на ваш призыв к переводу высказываний журналистов.
 местные очень хвалят мой голландский, все-таки с голландского на русский у меня легче получается, чем наоборот. Все зависит от степени трудности русского текста.
Т.е. на всякий случай имейте меня в виду. По крайней мере могу пообещать честность: если пойму, что мне перевод не по зубам, честно признаюсь :)

мудаки у Ленина
Наши надежды разрушила война. С первых дней войны я ушел на фронт. Никто тогда не мог предположить, что через пять недель на берега Днепра придут фашисты. Я верил, что скоро вернусь с победой. Расставаясь, мы мечтали о том, что у нас будет сын или дочь.
Но пожар оказался не таким, как думалось. Я не получил из дому ни одного письма. Село, где у своих родителей жила жена, было оккупировано фашистами. Жена с двумя подругами распространяла листовки, сброшенные нашими летчиками, перепрятывала бежавших из плена советских солдат, прятала оружие и передавала его пробиравшимся через Днепр советским воинам. Она была арестована гестапо. Несколько дней ее подвергали нечеловеческим пыткам, добиваясь того, чтобы она назвала фамилии руководителей антифашистской организации. Вера и ее подруги молчали.
В застенке у Веры родился сын. Лицемерно обещая Вере жизнь, фашисты совершили страшное преступление. У меня вот уже двадцать пять лет горит сердце, когда я хоть на мгновение представляю себе то, что произошло в фашистском застенке. Сына, которому было несколько дней от роду, фашистский офицер привязал к ножке стола, а Веру привязали к железной койке. Фашисты надругались, глумились над женой. Потом гестаповец отвязал сына, поднес его к жене и сказал: «Если не скажешь фамилии руководителей организации, ребенок будет убит». И убил. А Вере выкололи глаза и повесили во дворе тюрьмы.
Это было как раз тогда, когда я, сражаясь на фронте, был тяжело ранен под городом Ржевом. У меня прострелена грудь, несколько осколков металла и сейчас еще сидят в легком.
Когда наш Онуфриевский район был освобожден от фашистов, я, приехав домой, узнал о страшной трагедии. На допросе я слушал показания предателя-полицейского, который присутствовал во время пыток. На моих глазах полицейского повесили по приговору суда. А фашистский офицер ушел от возмездия. В памяти у меня осталась его фамилия, а в кармане, в маленьком белом конвертике, лежит его фотокарточка. Как пепел Клааса стучит в грудь Тиля Уленшпигеля, так эта фотокарточка жжет мое сердце, напоминает каждую минуту, что в мире есть фашизм. Никогда не померкнет в моем сознании картина страшного преступления зверя-эсэсовца. Вечно стоит перед моими глазами сын, привязанный к ножке стола. Не забуду я никогда, как гестаповец убил сына, ударив головкой о каменную стену, так, что кровь залила стену. Не забуду никогда, как маленькое тельце фашистский ублюдок - предатель-полицейский выбросил в мусорную яму, стоявшую во дворе тюрьмы, как несколько дней торчали из ямы ножки...
Сухомлинский о фашизме
02:05 pm(no subject)
мудаки у Ленина
Вот товарищ Пучков говорит о том, что "войну выиграли атеисты и коммунисты". Есть так же люди которые еще говрят, что не русский народ победил в войне, а советский.

При всем уважении к этим людям хочу несогласиться.

В лучших традициях манипуляторства прибегну к доказательсвам их художественного творчества.

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слёзы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали:- Господь вас спаси!-
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,

Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина -
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.

"Мы вас подождем!"- говорили нам пажити.
"Мы вас подождем!"- говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

Вот такие советские были нерусские атеисты.
02:51 pm(no subject)
мудаки у Ленина
Лакировки действительности в фильме просто нет. Взводному с молодой женой отводят в казарме угол, заставленный использованными мишенями. Спустя пятнадцать лет он возвращается из Испании с пулевым ранением в спине и командует семье снова переезжать — и жена говорит ему, что из-за этих бесконечных переездов сын двоечником растёт. Спустя несколько лет она своими руками подписывает документы о смерти двоечника, погибшего в бою. Спустя ещё несколько лет – учит французскому внука, чей отец, сгорая заживо, стрелял по врагам и чью мать расстреляли в какой-то избе по приказу эсэсовца.

С точки зрения того, что сейчас называется российским кино, в картине имеется, наверно, «лакировка людей». Если бы «Офицеров» снимали году примерно в 2011-м — вероятно, для жизненности красноармейцы должны были подглядывать сквозь дырявые мишени за личной жизнью взводного. Командование должно было пить водку вёдрами и бросать солдат на верную гибель, а от начальницы санитарного поезда обожжённые бойцы требовали бы пронзительно правдивого показа сисек. И, конечно, фильм безмолвно задавался бы вопросом на каждом кадре — во имя чего это они. Во имя чего эта Родина. Во имя этого материального убожества, нищеты и новых смертей?

…У меня есть даже версия, уважаемые читатели, почему так вышло бы: потому что современные отечественные кинотворцы воспитали себя на европейском кинематографе и европейской пронзительной литературе XX столетия — то есть на культуре того самого континента, с коллективными силами которого мы сражались и который проиграл нам Вторую мировую войну. Воспитание себя на комплексах побеждённых не могло не привести у детей и внуков победителей к естественным расстройствам личности.

Но Бог с ними.

К счастью, картину «Офицеры» писали, снимали и играли не ушибленные «культурой побеждённых» дети и внуки, а перечисленные в начале рецензии свидетели и непосредственные участники истории.

И поэтому им удалось без всякого надрыва донести, казалось бы, очень пафосную идею. Родина, которую стоит защищать — это не обязательно накопленные непосильным трудом серванты. Это ещё и львы, возле которых дедушка с бабушкой познакомились, и солнечные зайчики в окне Маши, и вообще всё, что называется судьбой.

И она, эта судьба, существует исключительно до тех пор, пока её защищают.
Защитники бесконечности. Ретро-рецензия на х/ф «Офицеры»

Начнём с того, что бойцы РККА действительно совершали военные преступления и несли за это ответственность.

Например, согласно докладу прокурора 1-Белорусского фронта с 22 апреля по 5 мая 1945 года им было зафиксировано 72 случая изнасилований.

Военный трибунал в Финляндии.
Совершившие преступления бойцы Красной армии шли под трибунал.

Другое дело- масштаб преступлений, сейчас в сети часто фигурирует цифра в 2 миллиона изнасилований. Её первым привёл Энтони Бивор в своей книге "Падение Берлина".

Получил он её так:

1. Бивор нашёл документ из одной клиники в Берлине, по которому отцами 12 из 237 рожденных в 1945 г. и 20 из 567 рожденных в 1946 г. детей, были русские.

Скан из книжки Энтони Бивора "Падение Берлина".

Запомним эту цифру- 32 младенца.
Read more...Collapse )
This page was loaded Sep 22nd 2019, 5:26 pm GMT.