March 17th, 2017

мудаки у Ленина

(no subject)

— В России фильм можно будет посмотреть?

Неля: Пока нет. Первый фильм «Украинская агония. Скрытая война» в кинотеатрах Донецка целую неделю демонстрировался бесплатно. Далее в сокращенном варианте его показал канал «Россия-1», после чего мы выложили полную версию в интернет. Показы второго фильма «Прифронтовой Донецк. Республика нон грата» пока прошли только в Германии. Мы прилагаем все усилия, чтобы показать фильм в России, но на данном этапе это невозможно. Ни один телеканал не изъявил желания его приобрести. В интернете мы не можем его пока разместить, так как вложили все свои средства в производство, и для того, чтобы финансировать следующий наш проект и как-то дальше существовать, нам необходимо как-то компенсировать расходы.

— Как в Германии был восприняты фильмы?

Марк: Зрители поддержали. Говорили, «Круто, наконец-то!».

Неля: После показов у нас обычно проходит дискуссия в форме вопросов и ответов. Зрители, в основном, говорят спасибо, они очень благодарны нам за нашу работу. Проблема в том, что фильм никогда не будет показан на немецком ТВ, а значит, его смотрят, в основном, те немцы, которых не нужно ни в чём переубеждать и кому не надо ничего доказывать. Это замкнутый круг. Наши зрители просто подтверждают свою точку зрения по этому вопросу и получают дополнительную информацию. До тех же, кто с утра за завтраком читает газету, а вечером после работы смотрит вечерние новости, наш фильм никогда не будет доступен в силу того, что основная масса людей воспринимает информацию пассивно, через мейнстрим. Но для мейнстрима мы сами персоны нон грата.

— А диссонанса у зрителей не возникло из-за того, что есть большая разница между тем, о чем пишут немецкие и европейские СМИ, и тем, что показано в фильме?

Марк: Если немецкие СМИ говорят про гибридную войну Путина против Запада, я почему-то оказываюсь в этом контексте.

Неля: Для немецких СМИ Марк — «кремлевский пропагандист» и «часть российской системы» (смеется). А эта система о нём не имеет никакого понятия. На границе между Россией и ДНР нас каждый раз по часу допрашивает ФСБ. Они не могут понять, зачем немецкий гражданин по собственной воле как независимый журналист каждый раз приезжает в Донецк, и за ним не стоит ни одно СМИ.

Марк: В Германии я уже не могу работать, как раньше. Меня смешивали с грязью на центральных каналах Германии в прайм-тайм после выхода первого фильма. Но и для России я чужой, у меня нет аккредитации, потому что я независимый журналист. В России есть закон, по которому получить аккредитацию могут только те журналисты, которые работают для конкретного СМИ. Но я не хочу контрактов со СМИ, потому что это ставит меня в зависимую позицию.
Автор документального фильма о Донбассе: «В Германии меня смешали с грязью»