August 3rd, 2017

мудаки у Ленина

(no subject)

Уже к 2040 г. в нашей стране будет проживать менее 2 миллионов людей, а к 2080 г. – всего 1,65 миллиона. Конечно, пока это только прогноз, базирующийся на нынешних демографических тенденциях (одной из которых, кстати, является иммиграция в богатые страны ЕС из бедных членов ЕС и третьих, в первую очередь азиатских и африканских стран) и предпосылке, что сохранится сам ЕС, а это отнюдь не является очевидным. В любом случае, однако, прогноз зловещий. Расист мог бы себя утешать тем, что умирая для страны своих предков, эмигрирующие литовцы вносят свой вклад в дело сохранения (или, по крайней мере, продления жизни) белой расы на западе Европы. К счастью, в Литве не много настоящих расистов. Но потому и утешать себя нечем. В настоящее время литовцы и латыши (положение болгар все-таки лучше просто потому, что их больше) являются наиболее стремительно вымирающими народами в мире из тех народов, именем которых названы государства. Литовская Советская Социалистическая Республика закончила свое существование, имея 3,7 миллиона жителей. Все проблемы Литовской Республики являются ничтожными по сравнению с проблемой вымирания литовского народа в Литовской Республике. Главная проблема государства, именующегося Литовской Республикой, не в том, что какое-то другое государство желает ему смерти, а в том, что литовский народ не желает в нем жить.

Известный белорусский политолог, директор Центра проблем европейской интеграции в Минске Юрий Шевцов (в 1991–1998 гг. живший и преподававший в Вильнюсе) считает, что балтийские народы и их государства обречены на вымирание. При этом помогать им не нужно, они сами выбрали этот странный путь, ведущий к исчезновению этноса и всей балтской культуры как таковой. «Это чисто русский, даже христианский подход. Видишь, что кто-то рядом умирает – надо спасти. Без этого ты превращаешься в животное. На этом стоит русская и шире – христианская – культура. И постхристианская европейская отчасти также. Но применительно к литовцам и латышам я бы не спешил с таким подходом. Не надо стремиться эти народы спасать. Они, что называется, обидятся и воспримут это как наезд. И будут сопротивляться. Получите врага на пустом месте. Их внутренний свободный выбор – это угасание и смерть. Они так решили. К этому решению надо отнестись с пониманием и даже уважением. Они не хотят жить. Не хотят творить. Не хотят чего-то большого, не хотят думать о будущем.

Есть у меня подозрение, что это сам код жизни балтов. Они с момента своей фиксации в письменной истории угасают. Я бы отсчитывал от создания Готской империи. Или, точнее, от переселения готов на юг. С этого времени что бы ни происходило в истории, а ареал балтской культуры сокращался. Были ли они наверху, как в Великом княжестве Литовском. Или внизу, как в последние столетия Речи Посполитой. Или есть у них свое государство или нет. А они гасли в каждый период своего существования. Балтская культура – это культура смерти. Культура угасания. К этой культуре надо относиться с уважением. Это их право. И потом, и крестовые походы, и позднее поверхностное принятие христианства – это не на пустом месте. У этих культур иная логика развития. Она заложена где-то в эпоху готов. А то и перед ней. Не надо им навязывать жизнь. Пусть живут и умирают спокойно».
Терние политической русофобии
мудаки у Ленина

Моя балабановая колоночка на ФАН



Американский бренд Paper Work NYC опубликовал в YouTube рекламный видеоролик коллекции футболок From Russia With Love. В клипе 19-летняя российская модель по имени Ксения ползает по полу туалета, облизывает в этом туалете грязные зеркала и говорит, что американские мальчики лучше российских — добрее и сексуальнее.

Тут, конечно, можно многое сказать. И то, что Ксения сама выбрала себе жизнь. И то, что американские мальчики, во всяком случае, оказались изобретательнее российских и нашли для Ксении достойное ее занятие.

Но не это главное. Хотя Данила Багров был настоящим героем именно потому, что не брезговал своими, несмотря на выбор, который те ранее добровольно делали.

Я про удовольствие.

Помните, чем приторговывал американец в фильме «Брат-2»?

Идеальные русские: Роман Носиков про объект западной похоти и культа