October 4th, 2017

мудаки у Ленина

(no subject)

Ну, вот. Сегодня вечером мне удалось написать для вас, к завтрашнему дню, сказку.
мудаки у Ленина

По ВИМ авиа

Хотелось бы еще вот что.. посмотреть на аудиторские отчеты компании. А потом в глаза аудитору.

И ведь наверняка это был кто-то из большой четверки.
мудаки у Ленина

(no subject)

Стив Джонсон (Steve Johnson): Россия обошла Индию, заняв лидирующие позиции по привлекательности для инвестиционных фондов, вкладывающих средства в акции, среди формирующихся рынков.

Лидером гонки Россия стала вопреки все более жестким санкциям, несмотря на низкие нефтяные цены и не самое лучшее положение в экономике, которая сегодня выбирается из глубокой рецессии, но пока еще страдает от процентной ставки с поправкой на инфляцию, составляющей 5,2%.
Инвесторы формирующихся рынков снова устремились в Россию
мудаки у Ленина

(no subject)

Sex work is one of the more unusual ways that adjuncts have avoided living in poverty, and perhaps even homelessness. A quarter of part-time college academics (many of whom are adjuncts, though it’s not uncommon for adjuncts to work 40 hours a week or more) are said to be enrolled in public assistance programs such as Medicaid.

They resort to food banks and Goodwill, and there is even an adjuncts’ cookbook that shows how to turn items like beef scraps, chicken bones and orange peel into meals. And then there are those who are either on the streets or teetering on the edge of losing stable housing. The Guardian has spoken to several such academics, including an adjunct living in a “shack” north of Miami, and another sleeping in her car in Silicon Valley.

The adjunct who turned to sex work makes several thousand dollars per course, and teaches about six per semester.
Facing poverty, academics turn to sex work and sleeping in cars


Крепко тов. Сталин и тов. Путин дотянулись до западной науки и высшего образования.
мудаки у Ленина

Великое кино о великом полете продолжает собирать рецензии.

При захвате лайнера компания ликвидировала всех, кто, по их мнению, был похож на сотрудников безопасности. Ударом бутылки шампанского по голове был убит пассажир Соломония. Выстрелами в упор тяжело ранены Плотко и Гвалия (Плотко навсегда остался инвалидом).

Схватив стюардесс, преступники заставили пилотов открыть кабину. После этого Табидзе выстрелом в ухо убил бортинженера Чедию и тяжело ранил летного проверяющего Шарбатяна. Важно знать, что стрелял он в упор и в лицо – для этого нужно или быть зверем, или иметь военный опыт. Пуля попала Шарбатяну в лоб, но он умер только через несколько часов, долго оставался в сознании и даже протягивал летчикам деньги из кармана со словами «передайте жене».

В те времена летчики на приграничных трассах имели при себе табельное оружие. ТТ был и у штурмана Гассояна. Он сидел за ширмой, и преступники заметили его не сразу. Гассоян открыл ответный огонь, убив Табидзе и ранив Церетели. Затем огонь открыл пилот Гардапхадзе, ранив братьев Ивериели.

И он, и второй пилот Габараев тоже были ранены, но Габараев начал намеренно «кидать» самолет из стороны в стороны, чтобы сбить нападавших с ног. Воспользовавшись ситуацией, Гассоян затащил в кабину смертельно раненного Шарбатяна, а стюардесса Крутикова заперла дверь, оставшись в салоне. Это определило ее судьбу.

Бронированную дверь кабины пули не брали, и «онижедети» в отместку устроили в салоне кровавую баню.

Перед событием они приняли какие-то таблетки, которые, предположительно, достали на работе братья Ивериели, а потому постепенно теряли представление о реальности. А именно – расхаживали по салону, пили шампанское, стреляли в людей и пытали бортпроводниц. Зачем-то убили пассажира Абояна, ранили Киладзе, Инаишвили и Кундеренко.

Вместе с компанией террористов на рейс попали еще две девушки – Анна Мелива и Евгения Шалуташвили, которые искренне считали, что летят со своими друзьями в свадебное путешествие. Каждая из них получила по пуле просто так.

Беременная Петвиашвили вырывала волосы с головы стюардессы Химич и била женщин-пассажирок стволом пистолета по лицу. Она, видимо, была настолько накачана наркотиками, что в момент штурма самолета «Альфой» просто отключилась, наставив пистолет на спецназовца.
Евгений Крутиков: Тбилисский синдром российского режиссера


...поэтому, когда один представитель потомственно успешного привилегированного сословия снимает фильм о душевных движениях террористов, а другие представители того же сословия его восторженно смотрят - они все в принципе согласны с тем, что да, "ничто не может служить оправданием для терроризма, нельзя убивать".

А когда их кино случайно попадается на глаза нормальным людям - они видят, что в кадре убивают не просто абстрактно, а убивают их.

И поэтому элитное "нельзя убивать, но..." для граждан звучит какой-то дикостью.

Потому что это нас нельзя убивать. И это главное. Нельзя убивать нас.

А все свои "но" засуньте себе подальше.

...И это относится ко всем попыткам вынести "Нас", массы, за скобки.
Нас нельзя убивать. Вместо рецензии на х/ф "Заложники"


Все же нельзя отказать режиссеру в одном - так суметь показать все гнилое нутро нашей элит-тусовки - это нужно не иметь ни мозгов, ни стыда, ни страха.
мудаки у Ленина

Дело тонкое



От себя могу добавить следующее:

Сейчас в блогах и совершенно определенного сорта прессе педалируется тема "сдачи российскийм государством двух русских солдат плененных ИГИЛ в Сирии".

Это делается для того, чтобы создать общественное давление на государство и принудить его к переговорам с ИГИЛ. Принудить на как можно более высоком уровне назвать ИГИЛ "уважаемыми партнерами". Попросить. Или потребовать.

После чего пленники будут жестоко и демонстративно казнены.

Таким образом, я утверждаю, что вышеперечисленные люди и конторы являются прокси-PR-сотрудниками ИГИЛ.

Естественно не напрямую. Напрямую - испугались бы. Для таких целей к каждому сливному бачку приставлен соответствующий куратор 0- для кого представитель прогресса и прав человека, для кого Истинно Русский Патриот.

Все это - агенты ЦРУ.

Имейте это в виду.

Не вступайте с ними в споры и дискуссии. Не упоминайте их имена. Они получают по-каментно. Не-братья за работой.


Братья тоже работают. Всё в их руках, а не в чьих-то еще.
мудаки у Ленина

Моя празднично-сказочная колоночка на ФАН


Земля задрожала от ударившего вниз огня, небо раскололось, и во внешнюю тишину всплыло нечто. Круглое. Блестящее. Со смешными торчащими назад, как у дикобраза, иголками-антеннами.

А потом оно заговорило. Оно радостно заявило «бип» и помчалось вперед, радуя и пугая человечество своим голосом.

Но в любом случае — потрясая.

Он мчался вокруг планеты оповещая всех и каждого о том, что, как прежде, уже не будет.

Так маленький ребенок сначала криком, а потом топотанием ножек по дому рассказывает родителям, тетям, дядям, дедушкам, бабушкам и соседям о том, что с его приходом все необратимо изменится, и это прекрасно.

И пустота вокруг планеты уже не будет пустотой, а тишина уже не сможет быть мертвой.
Юра, мы исправляемся. Поздравление к годовщине запуска первого спутника Земли
мудаки у Ленина

(no subject)



Очень трудно спорить не с логикой, а с целым мировоззрением. Но я попробую.

Маяковский невозможен без Есенина. Точно так же как модерн невозможен без традиции. Энергия модерна черпается из преображаемой традиции.

Но при этом модерн отказавшийся от традиции - вырождается и гибнет. Он превращается в выхолощенную "партейность" в СССР или лютый "прайд" Запада.

Откат к Есенину - это поиск спасения, попытка начать от начала, от чего-то прочного, выбраться из океана ложных сущностей, лжи, фальши, лозунгов порожденных псевдомодерном оторванным от традиции.

И партийность тут не причем.

Вот слова Маяковского о Есенине:

"Критики бормочут:
- Этому вина
то...
да сё...
а главное,
что смычки мало,
в результате
много пива и вина. -
Дескать,
заменить бы вам
богему
классом,
класс влиял на вас,
и было б не до драк.
Ну, а класс-то
жажду
заливает квасом?
Класс - он тоже
выпить не дурак.
Дескать,
к вам приставить бы
кого из напостов -
стали б
содержанием
премного одарённей.
Вы бы
в день
писали
строк по сто,
утомительно
и длинно,
как Доронин.
А по-моему,
осуществись
такая бредь,
на себя бы
раньше наложили руки.
Лучше уж
от водки умереть,
чем от скуки!"


А вот строчки фронтового поэта К. Симонова:

"Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,
Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали:- Господь вас спаси!-
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.
Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,
Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.
Ты знаешь, наверное, все-таки Родина —
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.
Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.
Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.
Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.
«Мы вас подождем!»- говорили нам пажити.
«Мы вас подождем!»- говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.
По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.
Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,
За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла".


В отрыве от от этого вот креста, традиции, предков молящихся за "неверующих внуков" человек превращается из наследника в оккупанта на собственной земле.
Серп и молот оторвавшиеся от креста - инструменты не труда, а угнетения.
мудаки у Ленина

(no subject)

Экс-мэр украинского Славянска Неля Штепа обвинила Ирину Геращенко и Александра Турчинова в «договорняке», который не позволил предотвратить перерастание вооруженного конфликта в Донбассе в полномасштабную войну.
20 сентября бывший мэр украинского города Славянска Неля Штепа была освобождена из под стражи под подписку о невыезде. Соответствующее решение принял Ленинский райсуд Харькова. Штепа была арестована в июле 2014 года по обвинению в «посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, которые повлекли гибель людей», а также «создании террористической группы или организации».

После выхода на свободу экс-мэр дала большое интервью «Радио Свобода», в котором, в частности, поделилась сенсационной информацией о том, кто именно и по какой причине позволил летом 2014 года почти «парадным маршем» уйти из Славянска подразделениям Народного ополчения Донбасса. По словам Штепы, такое стало возможно из-за «договорняка» между «боевиками» и известными украинскими политиками — Ириной Геращенко и Александром Турчиновым.
Экс-мэр Славянска назвала имена тех, кто развязал войну в Донбассе