July 10th, 2018

мудаки у Ленина

Рецепт успеха

Учитывая интересы США, для успеха саммита Трампу нужно поступить следующим образом.

Во-первых, он должен выдвинуть ультиматум, сообщив Путину, что если российское правительство продолжит вмешиваться в американскую демократию посредством кибератак, соцсетей, денег, взяточничества и любых других нестандартных средств, Соединенные Штаты доведут существующие санкции против России до «крайности», как они уже поступили с Северной Кореей и Ираном. Правительство США также должно рассмотреть дополнительные соразмерные ответные меры.

Затем президент проинформирует своего коллегу о том, что Соединенные Штаты и коалиция из 68 государств, борющихся с ИГИЛ (запрещена в РФ по решению суда, прим. ред.) на востоке Сирии, не уйдут, пока не будет разработан план по свержению диктатора Башара Асада.
...
В идеальной ситуации Трамп также станет отстаивать принцип нерушимости границ. Он напомнит Путину, что основная часть существующих международных санкций в отношении России связана с военными вторжениями и оккупационными действиями Кремля. Речь идет в числе прочего о территориальном суверенитете Украины после аннексии Россией Крымского полуострова в 2014 году. А также о Грузии, 20% международно-признанной территории которой оккупировано Россией; и о Молдавии, в Приднестровском регионе которой Россия за последние 25 лет развернула силы численностью около 2 000 солдат. Пока российские войска не окажутся выведены хотя бы с Украины, санкции будут не только сохранены, но и со временем ужесточены.
...
В повестку дня также должны быть включены последние новости о смерти британки Дон Стерджесс и ее бойфренда вследствие отравления сильным химическим агентом, тем же веществом, что использовалось для отравления бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери в марте, которое Великобритания считает делом рук России. Президент Трамп должен вновь заявить о заявленном международном протесте против примерно 16 покушений и фактических убийств противников Кремля в Соединенном Королевстве и за пределами России, включая, вероятно, смерть Михаила Лесина в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2015 году.

Затем президент Трамп с некоторым облегчением воспользуется возможностью достичь соглашения с Кремлем, заявив об опасности зарождающейся гонки ядерных вооружений. Начал ее, конечно же, Кремль в момент нарушения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности при Обаме, а усугубилась ситуация после высказанного Путиным в этом году намерения начать разработку ядерных крылатых ракет, ядерных ракет-невидимок и подводных беспилотников.
Как Трамп может обеспечить успех саммита с Путиным


Эвелин Фаркас (Evelyn Farkas)
Бывший заместитель помощника министра обороны США по России и Украине при администрации Барака Обамы.

На наших глазах происходит стремительное сближение позиций американского экспертного корпуса и Льва Натановича Щаранского. Полагаю, что когда Лев натанович только начинал свою правозащитную деятелдьность он и не подозревал, что ему придется всерьез соревноваться с отечесвенной демшизой. Но это произошло.

Настало время для второго сюрприза - Люву Натановичу на пяки стали наступать приближенные к прравительсву США эксперты.

Что бы вы сказали если бы Шойгу стал ездить в министерство обороны на медведе? Или если бы Путин выступал бы с новогодним обращением в костюме Дарта Вейдера? Что было бы с нашей дипломанией если бы Лавров при витзиотах в Китай вешал юы на свой номер табличку о том, что собакам и китайцам вход воспрещен?
мудаки у Ленина

Марк Уайтхаус (Mark Whitehouse)

С точки зрения Запада Россия многое делает неправильно. Она вмешивается в выборы. Она отравляет людей на чужой территории. Она держит в ежовых рукавицах свободу слова и демократические ценности.

Но, по словам одного западного экономиста, возможно, ее метод управления экономикой — один из самых ответственных в мире.

Мартин Гилман (Martin Gilman) проработал 24 года в Международном валютном фонде. Большую часть времени он провел на посту главы представительства МВФ в России — в то время, когда страна переживала серьезный кризис в конце 1990-х годов, а также после этого. Это были девальвация и дефолт, которые отразились на ситуации во всем мире. С 2005 года он профессор экономики в московской Высшей школе экономики и политический наблюдатель с большими связями.

Я поговорил с Гилманом об экономических проблемах, с которыми Россия сталкивается сегодня, и о способности ее лидеров с ними справляться. Вот отредактированная версия нашего разговора.

Марк Уайтхаус (Mark Whitehouse): Вы с первых рядов наблюдали за дефолтом и девальвацией в России в 1998 году. Отчасти это произошло потому, что у страны были большие долги, слабая бюджетная дисциплина и стремление политического руководства искусственно поддерживать курс рубля по отношению к доллару. Чем сегодняшнее экономическое управление России отличается от того, что было тогда?

Мартин Гилман: Оно намного лучше, во многом благодаря тому, что многие из тех людей, которые сейчас за него отвечают, испытали на себе этот кризис. Например, глава Центробанка Эльвира Набиуллина была заместителем министра экономического развития. Алексей Кудрин, близкий советник Путина и председатель Счетной палаты Российской Федерации (российской версии американского Government Accountability Office), был заместителем министра финансов. Герман Греф, исполнительный директор подконтрольного государству Сбербанка, был заместителем министра государственного имущества. Все эти люди стремятся приложить максимальные усилия к тому, чтобы при них такого больше не повторилось. До тех пор, пока эта команда экономистов на посту, нового долгового кризиса в России не будет.

Они действительно вынесли урок из того кризиса. Посмотрите на нефтяной шок в 2014 и 2015 годах. Когда цена на нефть упала более чем на 50%, Центробанк защитил свои иностранные резервы, позволив курсу рубля упасть по отношению к доллару — с политической точки зрения это очень смелый шаг. И у них уже был стабилизационный фонд, изолирующий экономику от нефтяного рынка, который был создан для накопления избыточных доходов в периоды, когда цены высоки, чтобы использовать их как поддержку, когда цены низкие.

В 2004 году, когда Кудрин впервые предложил создать стабилизационный фонд по норвежской модели, ВМФ посоветовал не делать этого. Мы считали, что в том, что касается управления, прозрачности и коррупции, Россия ближе к Нигерии, чем к Норвегии, так что, по нашему мнению, сначала стоило сформировать структуру, а уж потом пытаться быть Норвегией. Но видит бог, Кудрин доказал, что мы были неправы.

Сейчас, когда Набиуллина приезжает на заседания управляющих центробанками, она там всегда придерживается самой консервативной линии. Почти у всех центральных банков негативные процентные ставки, или очень низкие процентные ставки, или какое-то дополнительное монетарное стимулирование, а у Центрального банка России самые высокие реальные процентные ставки во всей Большой двадцатке. Они ведут то, что МВФ назвал бы классической традиционной политикой.
Вот одна из сфер, где Россия превосходит США