?

Log in

No account? Create an account
N
October 3rd, 2019 
07:52 pm(no subject)
мудаки у Ленина
Мы регулярно имеем отношения с разными минздравами, с федеральным и региональным, это правда. С разной степенью паршивости, между прочим. Потому что, например, любой минздрав, и региональный, и федеральный в том числе состоит из разных людей. Там есть люди абсолютно вменяемые, как заместитель министра Олег Олегович Салагай. Есть люди абсолютно невменяемые и бессмысленные, вредные. Как, например, первый заместитель министра федерального минздрава Краевой. И так далее. Поэтому это такая сложная конструкция – Минздрав. И я понимаю, к чему вы клоните. Вы клоните к ситуации в центре имени Блохина. И это тоже сложная конструкция. Это же огромный научно-исследовательский институт, флагман советской онкологии, на Каширке построенный, буквально под несколько тыяч одновременных лежащих больных. И скажем честно, под умирающих лежачих больных построенный, по таким советским принципам онкологии, потому что советская онкология – это онкология курабельная. То есть, надо оперировать.

А современная онкология – это онкология терапевтическая. То есть, надо лечить каким-то другим образом.

Понятно, мы сейчас говорим о скандале на Каширке, связанным с этим обращением детских онкологов, потому что пришла Варфоломеева из центра Димы Рогачева и, якобы, разворошила все и хочет это дело уничтожить. Но давайте вспомним, что все это обращение начинается почему-то с того, что 20 лет уже не могут построить детский корпус. А что это, Антон из Москвы спрашивает, новое руководство 20 лет не может построить этот корпус? Это просто абсолютно коррупционное бандитское старое руководство во главе с Михаилом Давыдовым и его сыном, тоже Михаилом Давыдовым, это еще надо назвать собственного сына в собственную честь. Так сказать, все это дело устроили.

Если вы посмотрите, этот Михаил Михайлович Давыдов стал членом-корреспондентом Российской академии наук, большой, в 30 лет, это вообще нонсенс. По-моему, Андрей Сахаров в 30 лет не стал академиком, а вот Михаил Давыдов маленький стал член-корром в 30 лет, потому что его папа туда назначил, отправил буквально.

Это такая уникальная абсолютно была в городе Москве шайка, очевидно совершенно, что есть бесконечное количество людей, в том числе – знаменитых людей, которые онкологией страдали и получали там онкологическую помощь. И наверняка даже на самом высоком уровне, как, например, покойный Иосиф Давыдович Кобзон, которого там буквально спасли.

Но это говорит лишь о коррупционной схеме вообще работы всего этого центра. То есть, для блатных там всегда все находилось, а простые люди не могли получить лечение, ждали квоты и так далее.

И то, что сейчас руководство сменилось, ведь оно сменилось именно на основе этих огромных скандалов. В частности, например, потому, что этот самый детский корпус никто не собирался строить, а деньги эти осваивались. И прекрасно осваивались, можете погуглить, посмотреть, как жило семейство руководства этого онкологического центра.

Совершенно очевидно, что эта Светлана Варфоломеева, которая туда пришла руководить детским отделением. И пришла туда из центра Димы Рогачева, из центра с совершенно другими принципиальными подходами к взаимодействию с пациентом. Во-первых, первичный подход фактически на абсолютную бесплатность. И в этом – смысл симбиоза центра Димы Рогачева и фонда «Подари жизнь». То есть, то, что не может покрыть квота государства или, например, какой-то богатый… Богатая семья. Покрывает фонд «Подари жизнь». И, таким образом, жизни этим маленьким пациентам были спасены абсолютно из самых отдаленных уголков не то что России, там спасали детям жизни из Узбекистана, из Таджикистана, из Казахстана.

Уровень смертности… Я просто хорошо знаю именно эту тему, Центр Димы Рогачева, потому что один из моих родственников когда-то был одним из основателей РДКБ. И когда РДКБ основывалась, это через дорогу от центра Димы Рогачева, центр Димы Рогачева отпочковался от РДКБ, то уровень смертности от детских гематологических болезней был 70%. Сейчас он, по-моему, в районе 5%. Или максимум 10%. Они сделали за несколько десятков лет, за 20 или 25 лет вместе с РДКБ невероятный совершенно скачок, каких наша российская онкология не сделала в целом. И это правда другие принципы, принципы «вылечить, помочь, спасти любого ребенка», а не «отжать какую-нибудь квоту», не «заработать побольше бабла», не «положить себе на лапу». И, конечно, я очень рад, что это происходит. Если есть какие-то люди, которые говорят о том, что их собираются увольнять – может быть, их правильно собираются увольнять?

Это я вообще всегда говорю, даже в «СПИДе», основная тема такая, что «вы в этом ничего не понимаете, а мы этим занимаемся 30 лет». А вам не приходило никогда в голову, что если вы занимаетесь этим 30 лет, а в стране эпидемия растет африканскими темпами, то, может быть, вы просто плохо этим занимаетесь? Вот у меня такие же вопросы к этим детским онкологам на Каширке. А вам не приходило в голову, что вы просто плохо работаете?

А.Плющев
― Правильно ли я понимаю, что там не угрожали увольнением, насколько я помню? Они сами говорили, что уволятся.

Добрый вечер, журналист и директор фонда «СПИД.Центр» Антон Красовский у нас сегодня в «Особом мнении», добрый вечер.
This page was loaded Oct 20th 2019, 2:31 pm GMT.