December 3rd, 2019

Ворошилов и украинизация Донбасса.


Историк Андрей Марчуков в своей книге «Новороссия. Формирование национальных идентичностей» приводит «весьма интересную зарисовку жизни великорусского крестьянства восточной части Екатеринославской и южной части Харьковской губерний (впоследствии ставших Луганской областью) 1880-х годов», которую дал уроженец тех мест, в будущем видный государственный деятель К.Е. Ворошилов.

О своих краях, расположенных по левому берегу СД он вспоминал так: «Тут все свое, самобытное, истинно русское: свой уклад жизни, свои обычаи, свои песни. Одевались женщины и мужчины совершенно иначе, чем украинцы, и говорили на чисто русском языке. В праздники женщины появлялись на улицах в нарядных сарафанах, надевали звонкие мониста, украшали головы блестящими кокошниками. Особенно ярко выглядели молодицы – прямо царевны из древнерусских сказок».

В 1917 году Ворошилов высказывает открытое недовольство попытками украинизировать Донбасс. Collapse )
мудаки у Ленина

(no subject)



Это — не совсем обычная колонка. Сегодня мою работу следовало бы назвать докладом — в силу формы подачи и содержания.

Как некоторые уже знают, я сторонник принятия законов о домашнем насилии и социальном патронате. Это часто делает меня мишенью для критики коллег по антилиберальному лагерю.

Однако выложенный недавно на сайте Совета Федерации проект соответствующего закона лишил меня возможности надеяться на то, что кто-нибудь когда-нибудь действительно проявит непритворную заботу о жертвах домашнего насилия и напишет закон, который можно было бы принять.

Что ж, как говорил мой любимый злодей, «если хочешь, чтобы что-то было сделано, — сделай это сам».

Данный текст я разобью на три части, в которых расскажу:
а) почему закон о домашнем насилии все же нужен;
б) почему предложенный законопроект никуда не годится, а его авторов надо вымазать дегтем, вывалять в перьях и выгнать на мороз;
в) и что же я сам готов предложить.

Итак, часть первая — почему закон о семейном насилии нужен.

Закон о домашнем насилии, часть 1. Роман Носиков про мифы, спекуляции и саботаж