roman_n (roman_n) wrote,
roman_n
roman_n

Categories:

На правах бреда

Оригинал взят у shoei2 в На правах бреда
Сценарий открытия Олимпийский Игр 2.0, доработанный.

Собственно, началось всё с унылых завываний некоторых граждан в комментариях.
Одним не нравится, что на открытии показали кровавый СССР, другим не нравится, что показали лишь голову Колхозника и не показали Сталина, третьим сам Путен чем-то навредил и т.п.

Через это было решено написать сценарий, который должен угодить всем, и чтобы Эрнсту со злым Путеным стало стыдно.

Итак!

Начало моего открытия Олимпиады началось бы со внезапных разрядов молний промеж подвесных стальных котов, хлопков взрыв-пакетов под креслами зрителей и беспорядочной стрельбы куда попало под пение Кобзона. Для пущей внезапности открытие следовало бы объявить в 21-00, а начать 20-30, чтобы обеспечить дополнительную давку в коридорах, а зрителям раздать на входе французские булки.

Сверху, в окружении четвёрки Ми-24, спускается Як-38, из которого на бумажном парашюте сбрасывают девочку Любу. Расстреляв боекомплект, продемонстрировав тем самым боевую мощь России, авиация бы скрылась в дыму и тумане, и началось представление!

Сначала бы на тросах под всем известную песню выплыли челны, с одного из которых Стенька кидает на стадион голую княжну, обёрнутую в звёздно-полосатый флаг, на радость и печаль Хасана Рухани. Затем в окружении дам и господ на сцене объявилась Екатерина II, позади которой Петр I на колёсиках катил бы виселицу с синим Пугачёвым, символизирующим либо смерть, либо алкогольное опьянение, а рядом бежал бы Левша с бионической блохой. Не совсем исторично, но это концепция.

Затем бы вышли бурлаки, и под плетьми протащили через стадион баржу "Моника", вскрывая бетонное покрытие, напевая "Чёрный ворон" под аккомпанемент Миши Маваши. Половина личного состава бурлаков должна была молча упасть и рассыпать семечки, символизируя либо братскую смерть, либо состояние сильного алкогольного опьянения. В это время на тросах спускается деревянный сруб, куда жирный барин под песню из м/ф Чипполино тащит Любу известно для чего на зависть Кабаевой. Царская Россия!

Далее из под пола появляются домишки, символизирующие русскую деревню, из домов доносятся звуки ударов обухом топора, бабский визг и грубая нецензурная брань, кто-то выкидывает окровавленных младенцев. Ну вот так вот рожали, что теперь поделаешь. На Любу падает репа, Люба начинает репу нервно грызть - не булками же хрустеть в нищей деревне. На Людку с болью и словами в глазах "Внучка, за что?" осуждающе смотрят дедка, бабка, собачка, Том и Джерри (как ни крути, а Том и Джерри это уже часть нашей истории). Фоном начинается вальс Шуберта, с трибун нарастает хруст розданных на входе булок. Золотой век!

Под рёв установки из 25 локомотивных гудков вылетает титанический паровоз, из трубы Олимпийский огонь на 5 метров, совершает полицейский разворот, и давит Наташу Ростову. Это тоже концепция. Ясное дело, за штурвалом Пьер, жару поддаёт граф Вронский. Но где же Каренина, спросит интересующийся читатель? А вот хуй её знает! Рассвет поэзии в России!

Следом выходит царь Николашка, делает отметку в блокноте и херачит из ружья в подвесных стальных котов, которые с грохотом падают на стадион. Вокруг прыгает свита, кто-то даже вальсирует, все бьют плетьми бурлаков из первой сцены, которые уже переоделись, косят под декабристов, и тащат за собой прицеп с брёвнами, символизирующий Сибирь. Люба едет на прицепе сверху, бурлаки-декабристы улыбаются, оператор даёт картинку посевных и эшелонов с зерном в сторону голодной Европы. Прощание с царской эпохой!

Далее проносится царская карета и взрывается на середине стадиона. Люба ловко прыгает за бруствер, а кто-то, напоминающий Ульянова и Джугашвилли, скрывается в свете софитов. Следом из ангара выезжают обломки Варяга, досрочно выгоняют сборную Японии с флагами ЛГБТ, фоном слышна Sandra с композицией Hiroshima. Тут происходит некий концептуальный нахлёст исторических событий, который наверняка малость смутит лишь представителей сборной США.

Затем всё покрывается красным и розовым цветом, выбегает толпа народа с флагами и винтовками, через стадион проносится тачанка с Лещенко на борту. Кобзон продолжает петь. Бурлаки из первой сцены переодеваются, и тащат по стадиону (но в обратном направлении, что важно) Аврору. Наполовину седая Люба даёт залп в направлении Зимнего. Подлый большевистский переворот!

В окружении мотоциклистов выезжает броневик с Лениным. Ленин целый, что важно! Везёт в руках голову статуи Троцкого. Перед броневиком бегут дети, разбрасывают лепестки роз. Начинает бабахать салют, разряды молний меняют направление, начинается лазерное шоу. Концептуальная революция!

В какой-то момент всё резко затихает, и под хор Московского Сретенского Монастыря спускается баннер Сталина 150х500 метров. Седая Люба начинает улыбаться, символизируя становление СССР, а потом начинает хрипеть и трястись, символизируя массовые репрессии. Любу тащат в подвал люди в кожанках.

Поскольку правилами МОК тему ВОВ затрагивать запрещено, под куполом стадиона появляются гигантские курицы, сбрасывают гири и под крики "Курва, курва!" разносят трибуны Польских болельщиков, что неизменно заставить смеяться сборную Германии. На втором заходе, под любую композицию группы Dresden Dolls, курицы разносят трибуны немцев, чем снова заставят улыбнуться и смутиться сборную США.

Сразу после того, как просыпается Медведев, группа СОБР уносит Кобзона и приносит Лещенко, Баскова и труп Егора Летова. Все поют.  Начинается вакханалия. На стадион под звуки Имперского марша выходят нашисты, фашисты и антифашисты - все пьяные, все любят друг друга, чем нарушают закон о запрете пропаганды сами знаете чего. Следом по стадиону под управлением Киркорова на гидроприводах марширует труп Курта Кобейна с гробом, привязанным верёвкой к шее. Доходит до середины, начинает откапывать себе яму, бросает туда гроб, и сам себя закапывает. Вокруг бегают голые бабы, пытаются отобрать у Киркорова рычаги управления Кобейном. Бурлаки снова вытаскивают баржу и начинают туда запихивать голых баб. На танке под вспышками фейерверков выезжает Паук, начинается концерт группы Коррозия Металла, под музыку которой на сцену выкатывается МАЗ-547 и отстреливает в небо Тополь-М с полутора тоннами пиротехнических средств, после чего пятое кольцо сжимается окончательно и отказывается раскрываться. Начинают бегать какие-то люди, открывается въезд для маршрутного транспорта - крики, визги, ДТП, пахлава, подходит товарный поезд Воркута-Котлас. Рядом взрывается бензовоз, начинается массовая драка сочинцев и москвичей с дагестанцами и евреями, кто-то делит место на будущем рынке. Мимо пробегают биатлонисты, тащат прицепом бобы с бобслеистами, в чате кутежа и угара крутятся балерины. В итоге про Любу все забывают, и с криками "Мы всё просрали!" сжигают чучела зайки, ягуара и Новодворской. Шендерович прекращает дрочить на матрац.

Из под земли вылезает труба с эмблемой "Газпром - торгуем вашим ворованным газом", надувает огромный синий шар с фотографией Навального, на котором пытается спрятаться бледная и седая Люба с красным шариком в руках. Выбегают толпы правозащитников во главе с Ксюхой Собчак, и начинают закидывать всё вокруг говном. Зрители начинают паниковать, пытаются спрятаться от говна под креслами. Подтягивается "Беркут", атакует Собчак и компанию, в ответ получают бутылки с бензином и баррикады. С неба спускается гигантский Карлсон и спасает Любу, увозя её в неизвестном направлении.

На стадионе воцаряется тишина.
Опускается огромный экран.
Встаёт злой Путен, долго смотрит на охуевшую публику, и говорит:

- Дамы и господа! Мистер Конвей Твитти!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments