roman_n (roman_n) wrote,
roman_n
roman_n

Categories:
«Архитектором построенного в 1367-м году Московского Кремля был азербайджанец Алис Сюбхан оглу Керемли. Впоследствии для того, чтобы сфальсифицировать историю, скрывая это, его казнили.

5 января 1367 года в морозный день рано утром в Шамахе через главные восточные ворота во дворец Ширваншахов въехали 10 всадников, одетые в длинные серые тулупы, чёрные меховые шапки, длинные красные сапоги. С собой они вели 7 лошадей цвета хны (рыжих), загруженных мешками подарков. Путники привезли письменную просьбу Великого Московского князя Дмитрия Ивановича и удостоили повелителя подарками: cоболиные меха, владимирские тулупы, чешские хрустальные вазы и комплекты фарфоровой посуды.

Боярин И.А.Баратынский с присущей казакам горячностью начал знакомить главу государства с содержанием привезенного им письма. Прибывший вместе с русским караваном посол ханства Золотой Орды при Московском княжестве Гафур-бек выполнял работу переводчика. Известный как лучший архитектор и главный зодчий Ширванского края и всего Азербайджана Алис Сюбхан оглы Керемли Ширвани приглашался в Москву на грандиозную строительную работу.

Сначала Шейх Ибрагим не хотел отпускать своего любимого мастера, но учитывая письменную княжескую гарантию на его личную безопасность и согласие самого архитектора, отпустил архитектора. Получивший благословение на путешествие известный мастер начал готовиться к пути. Архитектор Алис-бек был известен на Ближнем Востоке, Кавказе, в Персии , Индии и конечно же, в родном Азербайджане.

10 января русские послы и архитектор Алис Керемли отправились в Москву. В том же году за неделю до Новруза между князем Дмитрием Донским и главным архитектором был подписан договор. По документу не было ограничений на рабочую силу, финансовое обеспечение, территориальные изменения, исключались контроль, указания и поправки в проект главного архитектора, ему были отданы полная свобода и титул московского боярина. Эта грандиозная строительная работа должна была завершиться за 4 года.

На острове, омываемом Москва-рекой и её притоком Яузой, должны были быть построены внутренний город ,крепостные стены с окружающими многочисленными башнями, цитаделями и воротами. Наконец, 25-го марта в день благих вестей ( «Благие вести, то есть девы Марии от священного Духа – Бога, русские также называют это «Благовещенском») в фундамент постройки были положены первые тёсаные чёрные камни. Воздвигнутые из деревьев внутренние и наружные крепостные стены по приказу архитектора были снесены. Архитектор Алис бек всех удивил, в первый раз на Руси употребив в штукатурку яичный белок сырого яйца.

Через год строительство внешних стен крепости с цитаделями, пятью башнями и пятью воротами было практически завершено. Вырытые и заполненные водой рвы перед стенами, воздвигнутыми до Алис бека из деревьев, были заполнены землёй и камнями, хорошо зарыты, то есть были отменены как неподходящие новому проекту добавления. Верхние части внешних стен были оформлены выступами в виде локтей, и это только многократно увеличивало их великолепие.

Общая длина крепостных стен была 3,4 минаров , толщина 1,2 аршин, высота же 5,7 аршин. В начале работы был возведён деревянный забор вокруг стройки, дабы предотвратить загрязнение прилегающих территорий и чтобы строителей не отвлекали зеваки. Обведение постройки ограждением было новшестом на русской земле.

Рабочая сила в 1500 человек жили отдельно в удобных и утеплённых домах, были обеспечены в день 2 раза горячей едой, в неделю один раз у них был выходной. Поварами были молодые женщины и девушки.

Алис бек выбрал рабочих из самых бедных семей Москвы. Мастера в месяц получали одну десятку золотых монет. При оплате применялись призы и другие льготы. Бесплатные обеды и ужины всем поднимали настроение. Такая зарплата для тех времён была большой суммой. На строительной площадке по итогам одного года ни разу не было спора по поводу распределения труда, дисциплина держалась на высоком уровне. Алис бек всем обещал, что после завершения работы все дома вместе с имуществом внутри будут подарены там живущим. Москвичи его безумно любили, ведь население города питалось за счёт строительства. Народ строительную площадку называл «Керемлинским рядом».

Вот такая картина получилась, когда давали названия башням: главная башня как Спасск (Спас), другие же попали в историю, как Троица, Николай, Боровица и Керемли. Несмотря на резкие протесты азертюркского мастера, в результате просьбы 16-летней племянницы князя Дмитрия Ивановича Анны Ханымгызы, которая была безумно влюблена в мастера и не скрывала своих чувств, следила за ним в строительстве и в повседневной жизни, 5-я башня была названа «Керемли», и это на документах принесло бессмертие нашему соотечественнику.

Позже, в августе 1556-го года после того, как царь Иван IV Грозный оккупировал город Казань, от зависти специальным указом переименовал башню «Керемли» в «Водовзвод». До конца последней эры по официальным документам русские, мировое общество, москвичи, путешественники эту башню, это непревзойдённое искусство со всеми элементами, строительный храм называли то «Керемли» , то «Кремли» или же вкратце как «Кремль». Таким образом, название «Кремль» полностью установилось.

Великий архитектор на основании своего проекта во дворе в 175 га построил также княжеский дворец, место для собраний, другие строения, а также сеть секретных катакомб. Спустя ровно 4 года 25 марта в День Благих Вестей состоялось торжественное открытие большого здания. И Великий Князь Дмитрий Иванович, и москвичи, а также приглашённые из иностранных представителей разнообразные гости были в восторге. Больше всех радовалась Анна-ханум.

В течение 4-х лет Алис-бек всего лишь один раз посетил свою семью в Шамахе. В договоре с Великим князем было написано, что архитектор возвращается на Родину – после того, как получает свою последнюю зарплату и принимает участие в устроенном в честь него торжественном пире. Алис бек уехал в Ширван. В первый день лета на опушке леса у начала нынешней Волоколамской дороги — тогда на 9-м километре дороги Москва – Смоленск – состоялась церемония провод нашего мастера на Родину. По причине болезни князь Дмитрий Иванович не смог присутствовать.

Большинство бояр, группа поваров Великого Князя и музыканты дворца были здесь. 22 июня 1371-го года, чтоб скрыть тайну, во время «икинди» (обряда намаза) атаман казаков предательским ударив мечом в спину, убил великого азертюркского архитектора. Затем он отделил голову нашего соотечественника от тела.
«Новая наука»: Как азербайджанцы построили московский Кремль


Трепещи русня.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments