roman_n (roman_n) wrote,
roman_n
roman_n

Лакировки действительности в фильме просто нет. Взводному с молодой женой отводят в казарме угол, заставленный использованными мишенями. Спустя пятнадцать лет он возвращается из Испании с пулевым ранением в спине и командует семье снова переезжать — и жена говорит ему, что из-за этих бесконечных переездов сын двоечником растёт. Спустя несколько лет она своими руками подписывает документы о смерти двоечника, погибшего в бою. Спустя ещё несколько лет – учит французскому внука, чей отец, сгорая заживо, стрелял по врагам и чью мать расстреляли в какой-то избе по приказу эсэсовца.

С точки зрения того, что сейчас называется российским кино, в картине имеется, наверно, «лакировка людей». Если бы «Офицеров» снимали году примерно в 2011-м — вероятно, для жизненности красноармейцы должны были подглядывать сквозь дырявые мишени за личной жизнью взводного. Командование должно было пить водку вёдрами и бросать солдат на верную гибель, а от начальницы санитарного поезда обожжённые бойцы требовали бы пронзительно правдивого показа сисек. И, конечно, фильм безмолвно задавался бы вопросом на каждом кадре — во имя чего это они. Во имя чего эта Родина. Во имя этого материального убожества, нищеты и новых смертей?

…У меня есть даже версия, уважаемые читатели, почему так вышло бы: потому что современные отечественные кинотворцы воспитали себя на европейском кинематографе и европейской пронзительной литературе XX столетия — то есть на культуре того самого континента, с коллективными силами которого мы сражались и который проиграл нам Вторую мировую войну. Воспитание себя на комплексах побеждённых не могло не привести у детей и внуков победителей к естественным расстройствам личности.

Но Бог с ними.

К счастью, картину «Офицеры» писали, снимали и играли не ушибленные «культурой побеждённых» дети и внуки, а перечисленные в начале рецензии свидетели и непосредственные участники истории.

И поэтому им удалось без всякого надрыва донести, казалось бы, очень пафосную идею. Родина, которую стоит защищать — это не обязательно накопленные непосильным трудом серванты. Это ещё и львы, возле которых дедушка с бабушкой познакомились, и солнечные зайчики в окне Маши, и вообще всё, что называется судьбой.

И она, эта судьба, существует исключительно до тех пор, пока её защищают.
Защитники бесконечности. Ретро-рецензия на х/ф «Офицеры»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments